О чем пойдет речь?

Рассуждение о трех проблемах взрослого человека, составленное из цитат великих людей.

  1. Вступая во взрослую жизнь, человек решает три главных вопроса.
  2. Решить эти три вопроса мешают три больших проблемы.
  3. Пути решения этих проблем.

Элиезер Юдковский (американский специалист по искусственному интеллекту), «Feeling Rational», 2007

То, что может быть разрушено правдой, должно быть разрушено. То, что питается правдой, должно расцветать.

Джидду Кришнамурти (индийский духовный учитель), «Подумайте об этом»

Это такое открытие – внезапно увидеть себя такими, каковы вы есть в действительности: жадными, сварливыми, злыми, завистливыми, глупыми.

Видеть факт, не пытаясь его изменить, просто видеть в точности то, что вы такое, – это поражающее откровение. Отсюда вы сможете двигаться все глубже и глубже, бесконечно глубоко, потому что самопознанию нет конца.

Рудольф и Кэтлин Вердербер, «Психология общения», 2005

Указывая источники, вы даете возможность другим участникам оценить качество информации, которой вы поделились.

Три главных вопроса

Альфред Адлер (австрийский психолог, психиатр и мыслитель), «Наука жить», 1929

Но вступая в жизнь, он неизбежно столкнется с тем, что мы называем "три главных вопроса": вопрос жизни в обществе (общение), вопрос деятельности (дело жизни) и вопрос любви и брака (отношения).

Вопросы:

Проблемы с мышлением (как нас отучили думать)

Сергей Простаков (журналист, исследователь русского национализма), «Школьная логика Сталина», 2017

После прихода в конце 1917 года к власти партии большевиков мало кто предполагал, как далеко они готовы зайти в претворении в жизнь своих марксистских заветов. В своем «Интернационале» большевики пели: «Весь мир насилья мы разрушим до основанья. А затем мы наш, мы новый мир построим». При такой постановке вопроса под каток красной революции попадало все — законы формальной логики в том числе.

Уже с конца 1910-х годов логику стали называть не иначе как цитаделью метафизического мышления, несовместимой с диалектикой. Логику обвиняли в ее буржуазной природе, вступающей в противоречие с пролетарской наукой. Современный философ Александр Карпенко метко заметил, что логика террора не оставляла место для логики.

В начале 1920-х годов большевики окончательно решили «философский вопрос». Всех неугодных гуманитарных ученых было предложено выслать из страны. В 1922 году состоялся «философский пароход» — серия организованных большевиками акций по выдворению из страны философов, богословов, социологов и литераторов.

Проект по внедрению логики и психологии при Сталине (1946-1953). В конце 1946 года ЦК ВКП (б) принимает постановление «О преподавании логики и психологии в средней школе». К этому моменту не существовало учебных программ, логика и психология были разрушены приматом диалектического материализма.

В 1959 году обязательное преподавание логики и психологии в советских школах было полностью свернуто. Попытки некоторых энтузиастов вернуть их в школьную программу до сих пор ни к чему не привели.

Александр Любищев (советский философ, биолог, энтомолог), «О положении в средней школе», 1956

В 1956 году Ульяновский обком КПСС попросил отставного профессора А.А. Любищева написать справку о положении в средней школе. Профессор охотно согласился, но поскольку он никогда в своей жизни не шёл против своей совести, справку положили под сукно...

О деградации средней советской школы.

Позволю себе привести факты, свидетельствующие о невысоком уровне современных выпускников средних школ, что влияло и на уровень выпускников вузов.

  1. Исключительно низкий уровень математических знаний.
  2. Неумение излагать мысли.
  3. Незнание иностранных языков.
  4. Слабый интерес к преподаваемым предметам.
  5. Низкий общий уровень развития.
  6. Погоня за внешним видом работ.
  7. Дисциплина и моральные качества. Жалобы на плохую дисциплину учащихся слышны повсюду и, конечно, эти жалобы тем сильнее, чем больше город.

Андрей Битов, «Пушкинский дом» (роман, опубликованный во время перестройки), 1987

— Чего я не встречал, — усмехнулся дед, — так это людей, считающих себя глупыми. Между прочим, это может оказаться одним из секретов власти… Легко управлять людьми, которые ни при каких обстоятельствах не способны показаться себе глупыми в собственном представлении. Поэтому им надо льстить, восхищаться их умом, чтобы они никогда не стронулись с места. Хорошо, в этом смысле, всем дать образование, чтобы уж никогда не могли они посчитать себя глупее других. В основе ума лежит незнание.

По-видимому, нынешняя система образования – более серьезная вещь, чем я думал. Я думал – просто хамская и невежественная… Но нет ведь! Попробуй научи человека не собственно пониманию, а представлению о том, что он понимает и разбирается в происходящем, – эт-то потрясающий педагогический феномен! Для тебя не существует ни фактов, ни действительности, ни реальности – одни представления о них. Ты просто не подозреваешь о том, что существует жизнь!

Мераб Мамардашвили (советский философ, доктор философских наук, профессор МГУ), «Третье состояние», 1989

Начать мне хотелось бы с определения характера нашего социального мышления, под которым я подразумеваю не деятельность в профессиональных департаментах социальных наук, а социальное мышление людей в их повседневной жизни. Иными словами, состояние общегражданской грамотности. Говоря коротко и прямо, состояние это на сегодняшний день просто чудовищное. Но другим, видимо, оно и не могло быть. Народ, который выскочил из истории и жизни (я имею в виду все народы, населяющие российское пространство), не мог не оказаться в итоге больным. Больны сами люди. И это видно по тому, как они реагируют на происходящие события, на самих себя, на власть, на окружающий мир. Очевидно, что мы имеем дело здесь с дезорганизованным, заблудшим, одичавшим сознанием, которое представить себе можно лишь в фантасмагоричных образах, например, как если бы волосы на голове человека росли не наружу, а внутрь. Вообразите себе эти дикие заросли, в которых все спуталось, где одна половина мысли никогда не может найти другую, чтобы создать целую, законченную, законопорожденную мысль…

Игорь Гарин (профессор, доктор физико-математических наук, лауреат Государственной премии Украины), «Йехуизм», 1994-2000

Это была величайшая идея – просвещение! И педагогикой как фашисты, так и коммунисты владели отменно: педагогикой, именуемой «отбить мозги».

Учить, чтобы отучить – вот это учение! Научить отучить думать – вот это педагогика!

Герман Греф (президент и председатель правления Сбербанка России), «Об управлении народом»

Клод Адриан Гельвеций (французский философ), «Сочинения», 1818

Если правительство запрещает мыслить, я предаюсь лени. Когда я отвыкаю размышлять, то прилежание делается для меня трудным и внимание — утомительным. Какую прелесть будет иметь для меня тогда учение? Так как я стал равнодушным ко всякого рода знаниям, то ни одно из них меня не интересует настолько, чтобы заняться им, и я могу искать счастья лишь в приятных ощущениях.

Тот, кто не мыслит, ищет ощущений, и притом приятных. Проявляется даже желание, если можно так сказать, увеличивать богатство ощущений по мере измельчания в умственном отношении. Но можно ли каждую минуту испытывать приятные ощущения? Нет, их испытывают лишь время от времени.

Промежутки, отделяющие такие ощущения друг от друга, заполнены у невежды и бездельника скукой. Чтобы сократить продолжительность ее, он всячески ищет удовольствий, изнуряет себя и пресыщается.

Вопросы:

Проблемы с общением (как нас отучили договариваться)

Николай Вахтин (советский и российских лингвист, ректор Европейского университета в Санкт-Петербурге), «Советский язык и его последствия», 2015

«Синдром публичной немоты», неумение публично высказываться и отсутствие общественной дискуссии — наследие, которое досталось нам от советского прошлого. В своей лекции Николай Вахтин рассказывает, как образовывался советский язык, какую роль в тоталитарном дискурсе сыграла ритуализованная речь и к каким проблемам современного общества привели 70 лет пропагандистских клише и деформации смыслов.

Таким образом, в основу тоталитарного дискурса кладется не просто ложь, но лицемерная, сознательная и намеренная ложь, нейтрализующая истину. Так возникает советский язык или тоталитарный дискурс, который со временем порождает игнорирование различий между истинным и ложным, усвоение информации без понимания, деформацию смыслов и разрушение рефлексии, за которыми следуют «синдром публичной немоты», неумение публично высказываться, отсутствие общественной дискуссии и тотальная невозможность найти общий язык и договориться. Кажется, нам всё это знакомо.

Ритуализованная речь – речь, построенная на заранее известных формулах, смысл которой только в произнесении слов (другого смысла нет).

Тоталитарный дискурс – дискурс, в котором ритуализованность речи, по сравнению с дискурсами другого типа, захватывает чрезмерное число областей.

Советский язык является тоталитарным дискурсом.

Оппозиция истинно-ложно заменяется оппозицией правильно-неправильно. Ложные и истинные высказывания становятся равноправными. Неправильный дискурс уголовно наказуем.

Последствия:

Тимоти Лири (американский писатель, психолог), «Нейрополитика», 1977

Все мы - нейрогенетические роботы. И каким бы неприятным ни казался этот факт христианским богословам и сентиментальным гуманистам, нам не избавиться от нашего роботизма, пока и если мы не признаем этот факт. Только после этого мы сможем управлять нашими нервными системами и заниматься самостоятельным перепрограммированием наших индивидуальных программ.

Вопрос:

Проблемы с половыми отношениями (как нас лишили возможности жить счастливо в браке)

Бертран Рассел (британский философ, логик, математик и общественный деятель), «Брак и мораль», 1929

Нормы отношений между полами в том виде, в каком они существуют в цивилизованном обществе, обязаны своим происхождением двум разным источникам: во-первых, желанию мужчины быть совершенно уверенным в своем отцовстве и, во-вторых, распространению аскетизма, согласно которому половые отношения есть зло, но они необходимы для продолжения человеческого рода.

С появлением христианства в отношениях между полами возникает проблема греха прелюбодеяния, так что теоретически нормы морали становятся одинаковыми для мужчин и женщин. Но на практике оказалось трудно заставить мужчин подчиниться этим нормам, и поэтому к нарушениям ими норм стали относиться гораздо снисходительнее, чем к нарушениям женщинами.

С точки зрения христианской этики все внебрачные половые связи безнравственны, и эта точка зрения, как мы видим из послания апостола Павла, основана на убеждении, что всякая половая связь – в браке или вне брака – достойна сожаления. Но подобная точка зрения противоречит биологическим законам и может рассматриваться всеми здоровыми людьми как ужасное заблуждение. То, что она стала одним из принципов христианской этики, сделало христианство в течение всей его многовековой истории силой, толкающей людей к психическим заболеваниям и нездоровому образу жизни.

Хотя в подсознании современных мужчин и женщин еще живы старые религиозные взгляды, никто из них уже не верит, что прелюбодеяние – смертный грех. На изменение дохристианских норм морали оказывают влияние два фактора. Прежде всего это использование противозачаточных средств, благодаря которым уменьшился риск забеременеть после полового акта. Это позволило незамужним женщинам спокойно «грешить», а замужним – иметь детей только от законных мужей и в то же время не слишком заботиться о сохранении верности. Кое-кто, может быть, скажет, что теперь женщины начнут обманывать мужчин, но на это можно ответить, что они этим занимались искони – искушение изменить мужу не в том, что женщина хочет иметь ребенка не от своего мужа, а в том, что она хочет иметь половые отношения с человеком, которого она страстно любит… Почему бы мужьям не гневаться на измены жен, поскольку есть презервативы?

С развитием цивилизации чувственность и связанное с ней поведение становились все более редкими явлениями. Причиной этого явился экономический фактор: замужние женщины и проститутки – как те, так и другие – живут за счет сексуального обольщения и, следовательно, не могут отдаваться только тогда, когда им это подсказывает чувство.

Принцип, согласно которому в половых отношениях есть нечто нечистое и греховное, будучи усвоенным в детстве и закрепленным в зрелые годы, наносит неслыханный вред психике личности. Благодаря этому принципу традиционной морали удалось загнать половую любовь в подсознание, запереть ее там, как в тюрьме, и заодно отравить чувство дружбы и сделать людей менее добрыми, щедрыми, менее уверенными в себе и более жестокими.

Глубокое различие между традиционными нормами морали пуританизма и новой моралью заключается в наиболее общем принципе: инстинкт должен быть облагорожен с помощью системы воспитания, а не подавлен или отвергнут. Этот принцип, вероятно, найдет широкое признание у современных мужчин и женщин, но его влияние сильно зависит от того, насколько глубоко будет понят заключенный в нем смысл и как рано он начнет использоваться в процессе воспитания.

В действительности все обстоит таким образом, что большинство мужчин и женщин не способны – из-за разного рода табу, которые им вбивали в головы в детстве, - к всепоглощающему и благородному чувству любви. Здесь также сказывается как то, что у них нет необходимого опыта половых отношений, так и то, что они приобрели этот опыт втайне и в спешке или каким-то неблаговидным путем. Кроме того, благодаря моралистам, оправдывающим чувство ревности, они следят друг за другом, словно тюремщик за заключенным… Счастливая супружеская жизнь не совместима с чувством страха, запретами и подозрениями.

Девять человек из десяти, прошедших в детстве через обычное воспитание, приобрели в результате такой образ мыслей и чувств, который лишает их возможности жить счастливо в браке и иметь нормальные половые отношения. К сожалению, изменить этот образ мыслей и чувств едва ли возможно, и лучшее, что можно им посоветовать, это не калечить своих детей с помощью воспитания, которое прошли они сами.

Альфред Адлер (австрийский психолог, психиатр и мыслитель), «Наука жить», 1929

Довольно редко родители склонны учиться и признавать ошибки. В основном, вопросы психологии и воспитания не представляют для них интереса. Они предпочитают баловать детей, и в тех, кто не считает их крошек совершенными сокровищами, видят личных врагов. Некоторых же родителей дети вовсе не интересуют. Так что с их помощью может быть исправлено немногое. Кроме того, невозможно дать им глубокое понимание проблем в короткий срок. Таким образом, гораздо более эффективным представляется обратиться к врачу или психологу.

Вильгельм Райх (австрийский и американский психолог, основоположник американской школы психоанализа), «Психология масс и фашизм», 1933

В результате морального сдерживания естественной сексуальности ребёнка, которая на последнем этапе приводит к существенному ослаблению его генитальной сексуальности, у ребёнка развивается пугливость, робость, страх перед авторитетом, покорность, «доброта» и «послушание» в авторитарном смысле этих слов. Такое сдерживание парализует действие мятежных сил в человеке, так как каждый жизненный порыв теперь обременён страхом; поскольку секс стал запретной темой, критическая способность и мысль человека также становятся запретными. Короче говоря, задача морали заключается в формировании покорных личностей, которые, несмотря на нищету и унижение, должны соответствовать требованиям авторитарного строя.

Вопросы:

Стоит ли что-то менять в жизни?

Виктор Пелевин, «Священная книга оборотня», 2004

Находясь в жопе, ты можешь сделать две вещи. Во–первых — постараться понять, почему ты в ней находишься. Во–вторых — вылезти оттуда. Ошибка отдельных людей и целых народов в том, что они думают, будто эти два действия как–то связаны между собой. А это не так. И вылезти из жопы гораздо проще, чем понять, почему ты в ней находишься. Почему? Вылезти из жопы надо всего один раз, и после этого про неё можно забыть. А чтобы понять, почему ты в ней находишься, нужна вся жизнь. Которую ты в ней и проведёшь.

Фаина Раневская (русская и советская актриса театра и кино)

Если ты ждешь, что кто-то примет тебя «таким, как ты есть», то ты просто ленивое мудло. Потому что, как правило, «такой, как есть» — зрелище печальное. Меняйся, скотина. Работай над собой. Или сдохни в одиночестве.

Вопрос:

С чего начать изменения? (мышление, окружение)

Антуан Арно, Пьер Николь, «Логика, или Искусство мыслить»

Ничто не заслуживает большего уважения, чем здравый смысл и способность безошибочно распознавать истину и ложь. Все прочие умственные способности имеют ограниченное применение, рассудительность же требуется в любом жизненном поприще, важно в любой деятельности. Не только в науках трудно отличить истину от лжи, но также и в большинстве обсуждаемых людьми вопросов, и в большинстве их дел. Почти всюду есть разные пути: одни — истинные, другие — ложные, и выбор возлагается на разум.

Тимоти Лири (американский писатель, психолог), «Нейрополитика»

Как развивать мышление: постоянно расширять пределы, источники и интенсивность получаемой информации. Постоянно пересматривать и перерабатывать личные карты реальности и метафоры реальности других людей по мере поступления новой информации, и искать новые метафоры для оценки событий в настоящем. Как можно больше времени проводить с людьми, которые умнее вас, либо побуждают вас становиться умнее.

Прентис Мильфорд (американский журналист), «К жизни», 1912

Пагубнее всего постоянное общение с человеком, стоящим ниже нас по своему развитию. Особенно, когда мы живем с ним, мы не в силах всё время сопротивляться вредному действию его мыслей. Волей-неволей мы подвергаемся им в минуты усталости и пассивности и под их влиянием совершаем поступки, не соответствующие нашей природе.
Как только делаемся пассивными, мы бессознательно поддаемся их расстраивающему влиянию, отчего может пострадать не только наше духовное, но и физическое "я". Единственное средство против этого — прекратить всякое сношение с такими людьми, и чем скорее, тем лучше. Мы должны забыть их совсем.

Как меняться? (критика самостоятельной работы над собой)

Альфред Адлер (австрийский психолог, психиатр и мыслитель), «Индивидуальная психология как путь к познанию и самопознанию человека», 1926

Теперь мы можем ответить себе на вопрос, почему опыт не приносит никакой пользы, почему люди так редко учатся на ошибках. Потому что единство личности тенденциозно окрашивает все переживания и «прокручивает» каждую ситуацию до тех пор, пока ее не удастся превратить в «опыт», иначе говоря, подогнать под общий жизненный план.

Михаил Жванецкий (писатель-сатирик, киносценарист, телеведущий, актер), «Личный опыт», 1960

Петр Успенский (русский философ, журналист, писатель, математик, сподвижник Георгия Гурджиева), «В поисках чудесного», 1917

Человек неспособен к продолжительному наблюдению за своей личностью, т.е. за всеми её различными сторонами. Человек чересчур ленив; многое он будет делать без должной напряжённости или же вообще ничего не станет делать, воображая при этом, что нечто делает. Он будет напряженно работать над чем-нибудь таким, что не нуждается в напряжённости, и пропустит те моменты, где эта напряжённость насущно необходима. Человек щадит себя; он боится сделать что-то неприятное. Самостоятельно он никогда не достигнет необходимой интенсивности в работе. Если вы наблюдали за собой, вы согласитесь с этим. Когда человек ставит себе какую-то задачу, он очень скоро начинает потакать себе, стараясь дать на эту задачу простейший ответ и т.д. Это не работа. В работе учитываются только сверхусилия, т.е. усилия, превышающие нормальные, необходимые; а обычные усилия в счёт не идут.

Но в обычной практике человек не способен на последовательные и длительные сверхусилия. Для того, чтобы их совершать, необходима воля другого человека, которой чужда жалость и которая обладает методом.

Если бы человек мог работать над собой, всё было бы просто, и школы не требовались бы. Но он на это неспособен, и причины лежат глубоко в его природе.

Теперь представьте себе, что человек решает думать по-новому… Здесь нужна воля другого человека, нужна палка. Единственное, что может делать человек на известной ступени, желая работать над собой, — это повиноваться. Самостоятельно он ничего не в состоянии сделать.

Вопросы:

Что будет завтра?

Петр Успенский, «Странная жизнь Ивана Осокина», 1947

— И ничего не может быть изменено? — спрашивает Осокин.

— Я никогда не говорил, что ничего не может быть изменено. Я сказал, что вы не можете изменить что-либо и что ничего не изменится само по себе. Я уже говорил вам: для того, чтобы изменить что-то, вы прежде должны изменить себя. И это гораздо труднее, чем вы думаете. Это требует постоянного усилия в течение долгого времени и много знаний. Вы не способны на такое усилие, и вы даже не знаете, как начать. Никто не способен на это сам. Люди всегда повторяют одни и те же ошибки. Прежде всего они попросту не знают, что движутся по кругу, а если они услышат об этом, то отказываются верить. Позже, если они начинают видеть все правильно и принимать это, то думают, что это и есть все, что необходимо делать, они становятся полностью убежденными, что теперь они знают все, что им нужно знать, и что они способны все изменить. И мгновенно они находят шарлатанов, которые уверяют их, что все очень просто и легко. Это величайшая из всех иллюзий. На этом пути люди теряют те шансы, которые они уже приобрели многими страданиями, а иногда даже через великие усилия. Вы должны помнить, что человек может знать многие вещи и все же быть неспособным ничего изменить…

Клод Адриан Гельвеций (французский философ), «Сочинения», 1818

Чтобы вбить в его голову некоторое количество истин, из неё приходится часто выбить такое же количество заблуждений. Но удаление их требует времени, и когда оно, наконец, осуществляется, то уже слишком поздно стать зрелым человеком.

Гюстав Лебон (французский психолог, социолог), «Психология социализма», 1898

Что труднее всего переносится человеком и чего он даже никогда не переносит в течение очень продолжительного времени, это изменение унаследованных им привычек и образа мыслей.

Леонард Млодинов (американский физик), «Несовершенная случайность», 2008

Мы не только отдаем предпочтение фактам, подтверждающим наше предвзятое мнение, но еще и интерпретируем в пользу своих идей явления неоднозначные… Мы интерпретируем факты таким образом, чтобы они подкрепляли наши изначальные идеи.

Уильям Джеймс (американский философ и психолог), «Психология», 1892

Явления, идущие вразрез с установившимся, привычным способом апперцепции, просто-напросто не принимаются в расчет — игнорируются нами; или в тех случаях, когда мы вынуждены признать их существование, через сутки признанные нами факты снова как бы исчезают для нас, и малейшие следы неассимилированных фактов совершенно улетучиваются из нашего сознания.